January 08, 2015

Васурэмоно

На неделе у меня произошло небольшое ЧП. Посеял любимые перчатки. Кожаные. Мне их два года назад на день рождения подарили. Жалко… Ехал домой после тренировки, поздно вечером. Естественно, совершенно убитый. В ушах — наушники, в руках — мобильник, сижу, вырисовываю иероглифы. Перчатки снял, они лежат рядом со мной на сиденье (никому не мешают, вагон практически пуст). Тут внезапно осознаю, что состав давно уже стоит на нужной мне станции, и двери вот-вот закроются. Пулей вылетаю из вагона, совершенно забыв про перчатки.

Спохватился, естественно, уже на следующий день. Выглянул в окно — на улице снег, метель. Перчатки были бы очень кстати… Всгрустнул немного. Думаю, что в любой другой стране на этом бы история и закончилась, но тут вспомнил — чувак, ты же в Японии. Наверняка какой-нибудь добрый человечек отнёс твои перчатки не себе домой, а в надёжное место, где ты мог бы их найти. Так и оказалось.

Центр для сбора вещей, потерянных на территории метрополитена, находится на центральной станции Одори. Позвонил туда — сказали, что им за день столько перчаток приходит, что по телефону слишком много возни, так что милости просим обращаться лично. Работают с 8 утра до 8 вечера, молодцы. При входе тщательно, в письменном виде допрашивают о потерянном. Перчатки коженые, коричневые. Узоры (что прикольно, по-японски это слово будет “моё”) есть? Нет. Так и запишем. Отлично. Пошли, будем искать.

Работница провела меня на склад хранения потерянных вещей. Ёлки-палки, до сих пор жалею, что фото не догадался снять. Огромное помещение, где аккуратно, как в магазине, складируются сотни, если не тысячи, зонтов и перчаток. Подходим к коробке, в которой лежат вещи, утраченные в назначенный мною день. Там лежит где-то пар 20 перчаток. Надо же, скольк в нашем городе Маш-растеряш… Начинаю копаться, буквально сразу нахожу свои перчатки. Радуюсь, но как оказалось, немного преждевременно.

Гражданин, это не Ваши перчатки. При очной ставке вы утверждали, что узоров никаких нет, а вот это — узор (моё). Нихрена это не твоё, подумал Штирлиц, но сдержался.

Я понял, что без боя мне старушка перчатки не отдаст. Пытался ей объяснить, что коричневые нитки шитые прямым швом по коричневой коже — это никак не Фаберже и за узор не считается. Она — ни в какую. Ищите дальше, молодой человек, тут их много. Тут вспомнил, что когда мне дарили перчатки, они были в коробочке DKNY. Сказал ей, мол перчатки от такого-то производителя, давайте поищем торговый знак. Повезло.

На выходе нужно было расписаться, показать водительские права, оставить отпечатки пальцев и анализ мочи. Про последнее шучу, естественно, но за неимением с собой инкана иногда приходилось пачкать руки (но не в этот раз). В принципе, тщательность работников склада можно понять: у них там столько добра хранится, что если бы не бдительный подход к раздаче, то к ним бы не ходили за халявой только ленивые. Довольный и счастливый уехал в универ.

А что такое “васурэмоно”, спросите Вы? Тут всё даже как-то элементарно, логично, без особой фантазии. Васурэру — глагол “забыть”, моно — существительное “вещь”. Так и получается — забытая вещь. Если бы в японском всё так просто было… но об этом, возможно, как нибудь в другой раз.