May 06, 2014

15 минут славы или трудности перевода

Наверное, мало кто за пределами Японии знают о том, то японцы тоже отмечают майские праздники. Только у них не Первомай и не День Победы, а так называемая Золотая Неделя. На эту неделю попадают аж несколько выходных, в том числе День Конституции.

С конституцией у Японии история весьма уникальная. После печальных событий середины прошлого века, перед международным обществом, а точнее, представителями победоносной его части, встал острый вопрос — как предотвратить повторение тех самых печальных событий? Американцы, в то время оккупирувшие японские острова, “предложили” японцам своё решение проблемы — написали послевоенную японскую конституцию, в девятой главе которой прямо говорилось, что японцы отказываются от военного способа решения своих международных проблем. Японцы с этим предложением, естественно, “согласились”. Благодаря именно этой главе, конституцию называют Хэйва-Кемпо, или “мирная конституция”.

С тех пор прошло много лет. Япония оправилась от послевоенной разрухи, развилась экономически и расплатилась с пострадавшими странами, стала ведущей мировой державой. Отношения с американцами тоже развивались — оккупация через пару лет закончилась, был заключен договор о военном сотрудничестве, где американцы стали гарантами японской безопасности, а японцы — одним из важнейших постоянных мест дислокации вооружённых сил США в Азии. Со временем у Японии даже появились силы самообороны, что конституции не противоречило, так как в боевых действиях за пределами Японии эти силы не участвовали. И жили японцы в мире и согласии…

… до совсем недавних пор. Те же доброжелательные американцы, что написали конституцию, благодаря особо одарённому президенту, встретили новый век двумя [военными](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%90%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5_(%D1%81_2001%29) кампаниями, вопреки всех надежд не оказавшись ни маленькими, ни победоносными. Мировая общественность не то что резко критиковала действия американцев, но и особо не поддерживала — свою активную поддержку выразили всего несколько важнейших мировых держав. Тут американцы и вспомнили про своих союзников-японцев и выразили острое желание получить военную поддержку, поставив японцев в неудобное положение, в котором они обязаны были напомнить американцам про ту самую мирную конституцию.

Так родилась идея изменения конституции. Поскольку в Японии прямо ни о чём не говорят, то решили запустить законопроект — изменить не конституцию, а её интерпретацию. Общество разделено примерно напополам: половина за, половина против. Решать проблему будут референдумом. На фоне этих важнейших политических событий, и накануне дня конституции, японское общество в глазах ежедневной газеты “Асахи Синбун” обратилось к мнению тяжеловесов международной политики. Да, они написали мне на Фейсбук и попросили взять у меня интервью.

Вот результат.

Тем, кто не читает по-японски, перевод на русский:

Михаил Пеньков, 30-ти летний студент из России, проживает в Тюо-ку г. Саппоро. Противник изменения интерпретации конституции. “Вообще-то, менять конституцию или её интерпретацию — дело государства. Но перед этим следует наладить отношения с Китаем и Южной Кореей.” Высоко оценивает девятую статью конституции. “Некоторые считают отказ от войны всего лишь утопией, но я с этим не согласен. Прошедшие семьдесят лет доказали, что мирная конституция — это возможно.”

И вот ради этих строк я провёл с корреспондентом часовую беседу. Мне кажется, что он так и не понял, почему я против изменений: ничего хорошего японцам они не принесут. Под знаменем “коллективной самообороны”, молодые японцы получат возможность поддержать насильное распостранение демократии, получив путёвки в солнечный Ирак и Афганистан. В замен этому можно будет ожидать резкое потепление в отношениях с соседним Китаем и Кореей, как Южной, так и Северной — они светло помнят подвиги японских солдат на своих территориях и с нетерпением ждут возвращения японской военной славы. В связи с этим можно будет распрощаться с надеждами решения территориальных споров с этими странами. Но зато у Японии возможно будут полноценные вооружённые силы, право воевать с неизвестным на данный момент противником.

В чём же здесь трудности перевода, спросите вы? А в том, что во всех японских писульках, моё имя пишется вот так:

ペンコフ マイケル (пенкофу майкеру)

Дело в том, что отмотав немалый срок в колонии на зелёном континенте, Михаил стал Майклом, а Пеньков стал Пенковым, поскольку мягкого знака в английском алфавите не было и нет. А интервью корреспонденту Асахи я давал на русском языке — мужик, кстати, неплохо говорил по-русски — и он добросовестно перевёл моё имя с русского на японский. Результат:

ペニクフ ミハイル (пеникофу михаиру)

Стало заметно лучше, не правда ли?