April 27, 2010

Ой Ваня-ваня-ваня-ваня, мы с тобой в Париже...

Продолжение наверное все знают.

Здесь я наверное некоторых удивлю, но становится невозможным не признать, что знакомиться с японцами немного сложнее, чем я ожидал.  Странные они какие-то.  Не то, что у меня знакомых японцев в Сиднее было мало -- но там всё как-то по-другому было.  Валить это на языковой барьер я не намерен -- считаю, что его я уже как-бы преодолел.  Здесь что-то другое, может чуткости не хватает или чего-то там ещё.  Вобщем, не знаю, то-ли они себя там по другому ведут, то-ли у меня здесь тормоза с общением.

Ну вот например: допустим, что пришёл ты в Сидней на новое рабочее место.  Никто тебя не будет звать на чай к себе в гости, или там особо с тобой нянькаться, но как минимум построят всех в ряд, познакомят и скажут, мол, живите в мире и согласии.  А в обеденный перерыв тебя пригласят с собой, чтоб ты один не мотался в поисках пищи в незнакомом месте.

Здесь же почти наоборот: в первые дни со мной возились как с маленьким, помогли оформиться, накормили, напоили, пригласили в гости к профессору на чашку сакэ, и...  ладно, давай, не скучай, если что нужно будет -- приходи, спрашивай.   А знакомства с коллегами проходили в добровольном порядке -- причём так добровольно, что из около двадцати студентов из нашей лаборатории, я пока ещё не знаком как минимум с пятью.  Не то, что я там требую к себе особого внимания или что-то там в этом роде, но порой проходит несколько дней, и ты осознаёшь, что соседям по лаборатории кроме "доброе утро" и "до завтра" так ничего так и не сказал.  Даже с Марусей я общаюсь крайне редко -- обычно, когда нужно по-красивше что-нибудь изложить на местном языке.

С соседями по общаге примерно так же.  Одна из причин моего выбора именно этой общаги было то, что в ней помимо гайджинов живут ещё и японцы.  Но мои надежды на общение с аборигенами не слишком оправдались.  Общага делится на отдельные корпуса (их шесть, помоему).  Всех гайджинов поселили в один корпус.  В остальных -- только японцы, как правило, младшекурсники.  В корпусе пять этажей, каждый этаж делится на две части.  На нашем этаже одна часть заселена японцами (старшекурсники, магистры, доктора и пр. важные товарищи), да только с ними общение не слишком удаётся.  Они уже успели нас попросить, чтобы мы не пользовались их душем и стиральной машиной.  Типа, добро пожаловать.  У нас, конечно, есть и свой душ, и стиральная машина -- дело не в этом.  Ну и фиг с вами.  У нас душ всё равно чище.

Гайджинскую часть нашего этажа занимают китайцы.  Нормальные ребята.  Помогли подключиться к халявному интернету, объяснили куда ездить за продуктами. Только вот общаться с ними не всегда легко -- некоторые кое-как понимают по-английски, или в худшем случае по-японски.  Основная притензия -- неряхи они жуткие.  В выходные ещё ничего (ещё бы, девушек на обед в такой срач приглашать стыдно), но в будни на кухне лучше не появляться.

Вот, например, наша микроволновка.



К ней я вообще близко не подхожу.  Главное, видно, что для них это тоже особо не люкс -- помню, когда к нам новенький китаец приехал, долго стоял напротив микроволновки в раздумиях, но потом голод взял своё -- но убираться особо не торопятся.

Вдобавок, один гнусный товарищ имеет (имел) вредную привычку не смывать за собой после малой нужды.   Позавчера наконец-то просёк, кто -- объяснил ему, что такое хорошо, и что такое плохо.  Этот же товарищ в первые же дни лишился ещё одной вредной привычки -- сидеть на толчке с незапертой дверью.  Тогда, чувствуя приближение часа Ч, я готовился на полной скорости преоделеть последний барьер.  Глаза товарища были прямо как в японских мультиках -- круглые, как очки Элтона Джона.

Но иногда всё-таки получается пообщаться.  Например, на выходных ходили мы с русскими ребятами в караоке (*).  Пока стояли в прихожей, разбирались сколько нужно мест и пр., к нам подвалил один японский парень с девушкой, и по-английски нам говорит, типа, здорово ребята.  Наша компания была занята выяснениями дальнейших планов, но я на ту минуту оказался свободен.

Ответил ему, типа хай, хау дую ду.  Он явно обрадовался, но не на долго.  Дальше он говорил по-японски, сам с собой:

"Блин, что же ему сказать, я же совсем не говорю по-английски"

Я его успокоил, мол, мы и на японском понимаем.  Суть разговора я помню не очень, но мне больше всего запомнилась фраза:

"Простите, что я вас беспокою, но мне просто захотелось с кем то поговорить."

Вот так, Саппоро -- крупнейший город на Хоккайдо, население под два миллиона человек, а товарищу поговорить не с кем.  И знаете,  я в какой-то мере его понимаю.

(*) в караоке мы так и не попали